Квартира для Юли. Как глава Секретариата горсовета пыталась получить миллион от государства

Квартира для Юли. Как глава Секретариата горсовета пыталась получить миллион от государства
Эта история не о нарушении закона. Хотя отчасти и о нем. Эта история о принципах, справедливости и обычной человеческой порядочности, которая является большим дефицитом в чиновничьих кабинетах.

Летом этого года глава управления «Секретариат городского совета» Юлия Стамбулжи решила получить квартиру от государства. 



Формально она имеет на это полное право. У Юлии Александровны есть справка участника боевых действий. Согласно декларации, она не имеет своего жилья, а проживает в доме, принадлежащем матери. Ездит Юлия Александровна на недешевом автомобиле «Мазда 6», который по случайному совпадению тоже принадлежит ее маме.

То есть, если верить декларации, лично у Юлии Стамбулжи нет ничего, кроме прописки в комнате в общежитии техникума по ул. Вузовской, в страшной глуши под шлаковой горой.

А тут в Украине как раз заработала государственная программа поддержки участников боевых действий в части предоставления им жилья. Госбюджет начал выделять деньги ветеранам АТО на покупку квартир.

По информации департамента по работе с активами Мариупольского городского совета,  с начала 2019 года уже 12 участников боевых действий получили квартиры по программе софинансирования (государственный бюджет/местный бюджет).

Поэтому, как боевой офицер МВД, Стамбулжи собрала весь необходимый пакет документов для постановки на квартирный учет и подала его в муниципалитет.



Прими комиссия положительное решение, Юлия Стамбулжи имела бы все шансы на миллион от государства. Участники боевых действий в комиссию подавались списком, и только по требованию членов комиссии их имена были открыты. Среди УБД оказалась и фамилия чиновницы городского совета.

Согласно протоколу голосования, из восьми членов комиссии четверо проголосовали против постановки Юлии Стамбулжи на квартирный учет и еще четверо - воздержались.



Мы решили разобраться, что именно так насторожило членов комиссии, среди которых были и коллеги Юлии Александровны по муниципалитету.

Проблема первая. Честность

Юлия Стамбулжи не была на фронте и не воевала.

Ее трудовая биография началась в 2001 году в структурах городского управления полиции Мариуполя. В 2011-м она возглавила пресс-службу горуправления МВД. Менялись начальники управления, а Юлия Стамбулжи оставалась на своем посту.

Именно она руководила пресс-службой в кризисном 2014-м, во время захвата ГорУВД террористической группой Мангуста. Правда, на рабочем месте не находилась и комментировать ситуацию отказывалась.

Прибывший в Мариуполь летом 2014 года Вячеслав Аброськин начал формировать новый состав областного управления полиции и предложил Стамбулжи работу. По его словам, Юлия Александровна работала в пресс-службе, но не нашла общий язык с новой командой и в феврале 2016 года уволилась из органов. Что не помешало ей извлечь из ситуации максимальную выгоду.

Согласно справке, предоставленной Юлией Стамбулжи для постановки на квартирный учет, оказывается, с 7 ноября 2015 года по 11 января 2016 года — то есть в течение двух месяцев — она принимала непосредственное участие в антитеррористической операции и защищала суверенитет Украины.



Такие документы уже не раз становились предметом резонансных расследований и скандалов в Украине. Например, сайт «Дело» писал о ТОП-чиновниках, не постеснявшихся получить статус УБД (участник боевых действий), не будучи на фронте ни единого дня.  

Действительно, чтобы получить справку УБД со всеми вытекающими льготами, кто-то рискует жизнью на передовой, защищая свою страну от российской агрессии, кто-то мерзнет на блокпостах, контролируя временную «границу», а кто-то отсиживается в теплом кабинете.

Проблема вторая. Совесть

Юлия Стамбулжи не нуждается в дополнительном жилье.

Во-первых, согласно декларации, она проживает в доме своей матери площадью 208 квадратных метров. Это трудно назвать стесненными условиями.

Во-вторых, ее муж, Сергей Стамбулжи, – тоже человек отнюдь не бедный. Он работает в сервисной службе МВД (бывшее МРЭО), владеет автомобилем «хюндай» 2012 года и вдобавок имеет магазин в Никольском площадью 146 квадратных метров. Мы побывали в этом здании  по улице Свободы. В нем расположился продуктовый магазин, в числе прочего успешно торгующий алкоголем – без фискальных чеков.



Любопытно, что в декларации Сергея Стамбулжи не указан доход ни от предпринимательской деятельности, ни от сдачи магазина в аренду.

Кроме того, в 2015 году Сергей Стамбулжи приобрел земельный участок площадью 1000 квадратных метров под строительство жилого дома. 

Согласно данным аэросъемки, пока там ничего не построено. Но расположен участок в элитном районе Никольского. Дорогие особняки, хорошие соседи… В общем, все как у людей.



Проблема третья. Порядочность

Учитывая эти аргументы, жилищная комиссия отказала Юлии Стамбулжи в постановке на квартирный учет. Но Юлия Александровна вполне может оспорить это в суде. И даже добиться нужного ей решения. Потому что формально за ней все права. 

Вопрос лишь в порядочности. 

Весной этого года мы рассказывали историю о настоящем участнике боевых действий Владиславе Панютчеве.

Владислав Панютчев родом из Донецка. В апреле 2014 года он ушел на фронт защищать Украину от российской агрессии. Вернулся в мае 2015 года. На войне получил инвалидность первой группы. Для того, чтобы стать на квартирный учет в Мариуполе и получить финансовую помощь от государства, ему пришлось обращаться в комитет Верховной Рады по делам ветеранов и лиц с инвалидностью. Дело в том, что, подав все документы в мариупольский ЦНАП, он по необъяснимым причинам на квартирный учет не был поставлен. И тогда ему пришлось отстаивать свои права в Киеве. Панютчева поставили-таки в очередь на квартиру, но после того, как из Верховной Рады пришло письмо с требованием выполнить закон.

А еще есть сотни добровольцев Правого сектора, которые воевали 5 лет на нулевке в Широкино. В одной из самых горячих точек противостояния. И тысячи добровольцев из других батальонов! И никто из них не мог получить статус участника боевых действий. А Юлия Стамбулжи смогла.

"Я работала в органах внутрішніх справ на різних посадах,  у відділі поліції Національної поліції України  я виконувала ті завдання, які ставило моє керівництво", - ответила глава секретариата.

Мы спросили у Юлии Стамбулжи, по ее мнению, имеет ли она моральное право на этот статус. По совести. Юлия Александровна не стала отвечать на этот вопрос.



Проект реализуется в рамках Антикоррупционной инициативы ЕС в Украине (EU Anti-Corruption Initiative, EUACI). EUACI финансируется Европейским Союзом та софинансируется и реализуется  Министерством иностранных дел Дании (DANIDA).

Источник: 0629.com.ua