Храм на пустыре: что думают люди, живущие на Фурманова — Белинского, о стройке собора под их окнами

Храм на пустыре: что думают люди, живущие на Фурманова — Белинского, о стройке собора под их окнами

Пустырь на Белинского — Фурманова в последние дни часто упоминается архитекторами как одна из площадок, где можно построить кафедральный собор Святой Екатерины. Места много, участок у реки и почти центр города. Рядом с этой площадкой рассматривали землю под строительство здания ФСБ (это федеральная земля), а на другой стороне реки археологи нашли бывшее кладбище старообрядцев. Мы уже примеряли храм на этот участок, а сегодня на заседании группы, которая готовит опрос о храме заявили, что место в топе.
Мы поговорили с людьми, которые живут в этом районе и гуляют там, чтобы узнать, как они отнесутся к тому, что рядом с их домом могут построить собор.
На пустыре в будний день никого нет. Он не облагорожен — где-то цветут жёлтые одуванчики, где-то прорывается старый репейник. Идём с фотографом по пустырю и видим, что вдалеке виднеется полуобнажённое тело. Ближе к реке, раскинув руки, стоит и загорает девушка. Оно и понятно — в Екатеринбург наконец-то пришла настоящая жара.
— Я думаю, а точнее, надеюсь, что храм здесь не построят. Здесь же болотина, здесь, наверное ничего строить не будут, — сказала девушка и поспешила закончить разговор. Сказала, что ей уже нужно убегать.
Идём в другую часть пустыря, там гуляет девушка с собачкой, она сразу понимает, что мы будем спрашивать, и быстро начинает говорить.
— Это Хьюстон — он ходил защищать сквер, — сказала Валерия, показывая на собаку. — Я не хочу, чтобы здесь храм строили, но оно [место] лучше, конечно, чем возле Театра драмы. Мы гуляем здесь с собаками, с собаководами устраиваем субботники. За животными прибираем всё, это место бы облагородить, конечно, неплохо.
Хьюстон понюхал мои джинсы и полаял то ли от недовольства, что его прогулку прерывают, то ли просто так, для виду.
— Я за то, что если ты веришь в Бога, то не надо ставить большие здания для того, чтобы быть ближе к нему, — продолжает Валерия. — Но всего должно быть в меру, у нас и так мало площадок, куда можно выйти и от шума города отдохнуть.
Через дорогу от пустыря стоит четырёхэтажный дом на Белинского, 112. Во двор заходит женщина с пакетами. Видимо, возвращается из магазина. Она останавливается и охотно разговаривает с нами.
— Когда мы сюда переехали — это 50 лет назад, — здесь был частный сектор, как в деревне жили. Пустырь здесь не больше 10 лет, — рассказала Татьяна Гавриловна. — По-моему, очень подходящее место [для храма] и недалеко от центра. Здесь он на своём месте будет.
Идём дальше и встречаем ещё одного собаковода. Наталья уже постарше Валерии и не такая разговорчивая. О том, что здесь могут что-то построить, она не слышала.
— У нас собак негде выгуливать, а храмов много. Мы здесь гуляем, чтобы на улицах не ходить и не гадить, а потом здесь прибираемся, — рассказала Наталья.
— Так-то пусть будет храм. Красиво будет, можно с ребёнком гулять, — говорит молодой человек Александр, который шёл со своей семьёй от пустыря. — Сейчас я сюда с собакой прихожу гулять, но было бы красивее, если бы здесь храм стоял. Мы только за, а так поле простаивает. Если не храм, то построят что-то другое, и, может, будет хуже: высотками застроят.
Напоследок заглядываем во двор дома № 111. Просто так туда не попасть: на калитке домофон. Во двор входит невысокая женщина в возрасте — Ольга Кирилловна, она работает в этом доме консьержем.
— Я про это слышала, что же мотают туда-сюда этот бедный собор, — беспокойно говорит Ольга Кирилловна. — Хочется, чтобы людям было приятно, чтобы в городе было красиво. Мне кажется, у нас здесь он неплохо впишется. Во-первых, район центральный, во-вторых, большой район вокруг.
Члены Союза архитекторов в своих колонках говорили, что это храм, действительно можно было построить здесь. Архитектор Владимир Каганович отмечал что это хорошее место на реке и на въезде в город вблизи парка и нового района. Об этой площадке сегодня говорил и другой архитектор — Алексей Куковякин.
Сегодня, спустя три недели после начала протестов, прошло первое заседание комиссии гордумы, которая должна подготовить опрос о том, где строить храм Святой Екатерины. В ее составе депутаты, представители епархии, а также защитники сквера. показывал и рассказывал о происходящем в прямом эфире.