Сергей Орешко: Люди в масках и с автоматами. Такая вот «конкуренция по-черниговски»

Сергей Орешко: Люди в масках и с автоматами. Такая вот «конкуренция по-черниговски»
Если вы думаете, что успешный бизнес, о котором будут знать далеко за пределами Украины, можно выстроить разве что в крупных городах (дескать, там и возможностей больше, и кадры квалифицированнее), то вы ошибаетесь. Нередко и в Европе, и в Украине предприятия достигают поставленной цели в провинции. И даже в крошечных населенных пунктах. Главное – желание и стремление постоянно двигаться вперед.

Компания Brustyle, которая вот уже более 10 лет работает в селе Брусилов (там едва ли живет тысяча человек), – наглядное подтверждение тому, что не место делает бизнес, а совсем наоборот: целеустремленные люди формируют вокруг себя ауру успешности, которой заражаются все вокруг.

Мы пообщались с руководителем и основателем компании, чья продукция известна во всей Украине, а также странах Европейского союза. Сергей Орешко рассказал, с чего начиналось производство, с какими трудностями приходилось сталкиваться и о планах создания по-настоящему семейного бизнеса. 



Сначала нас было четверо

 – Сергей, спортивное оборудование, сделанное в 15 километрах от Чернигова, знают по всей Украине. С чего начиналось производство?

– История началась 10–11 лет назад. До того я работал в различных компаниях Чернигова. Это были разные направления, разные сферы ответственности. В том числе какое-то время работал на известном черниговском предприятии «СпортТехника», которое занимается производством в той же сфере, в какой сегодня работает Brustyle. Также работал в компании «Коллар» – одном из мировых лидеров в сфере зоотоваров. Занимался направлением продаж, импортом оборудования.

– Решение уйти в свободное плавание далось просто? Был какой-то переломный момент?

– Я долгое время был наемным работником, и на каком-то этапе просто появилась идея: почему бы не попробовать что-то свое? Это, видимо, постепенный процесс. Не было такого момента, чтобы что-то щелкнуло – и я принял решение. Всё вызревало. В какой-то момент просто дорос.

Еще на предыдущей работе я параллельно пытался заниматься другим бизнесом – розничной торговлей продуктами питания.

– Удачно?

– Точка, которая была, если и приносила деньги, то очень немного. Это было больше как хобби. Впрочем, и собственное дело мне захотелось открыть не столько из-за финансовой составляющей, сколько для самореализации. Хотелось попробовать себя в чем-то независимом.

– Почему именно спортивное оборудование?

– Так сложилось. Были определенные знания в этой сфере, были знакомые, которые тоже решили попробовать себя в производстве. Нас собралось четыре человека, и совместно создали предприятие. Было четыре учредителя на старте, но сегодня остался только я.



– Звучит пугающе. Как история про 10 негритят…

– Нет-нет. Ничего пугающего. Дело в том, что на тот момент все, кроме меня, где-то еще работали. Я больше поставил на эту карту, а партнеры параллельно работали в своих направлениях. Кто-то занимался продажами, например. Попробовал производство – и решил, что ему интереснее остаться в продажах. Производство – это бездонное направление, которое постоянно требует вложений. Особенно на начальном этапе, когда всегда что-то надо.

Сначала было четверо, каждый отвечал за свое направление. Мы поделили сферы ответственности: кто-то взял на себя сбыт, кто-то чертежи, кто-то производство… К тому же сообща легче собрать стартовый капитал. Денег особенно ни у кого не было. Я, к примеру, взял в долг. Потом зарабатывали – возвращали. Речь о небольшой сумме, может 3 тысячи долларов. Подъемные деньги, которые было несложно вернуть. А вот потом было действительно пугающе…

– Что именно?

– Разные были случаи. Скажем так, нездоровая конкуренция. Дядьки в масках, с автоматами…

– Это конкуренция?!

– Видимо так. Было такое. Пытались нас «переубедить» и не создавать лишнюю конкуренцию на рынке.



Было пять моделей. Сегодня – в 100 раз больше

– С чего вы начинали?

– Сначала это были некие предпосылки для бизнеса – «давай сделаем вот это». Начинали, грубо говоря, в гараже. Сделали – продали. Но началом я считаю совместную покупку недвижимости в Брусилове.

– Почему не в Чернигове?

– Просто я сам из этого села… Ну и, чего скрывать, это было дешевле, чем в городе.

– Многие, наоборот, видят для себя возможности, только если переедут из села в город.

– Для меня это не проблема. Есть дом в Чернигове, родители живут в Брусилове. Там же бизнес. Я фактически живу и работаю на два населенных пункта.

– Многие производственные предприятия начинают с импорта, а затем, видя нехватку предложений в каком-то направлении, перерастают в производства… У вас так было?

– Нет. Импорта не было вообще. Мы сразу начали с производства. Первые товары – шведские лестницы. «Лазалки» со всевозможными дополнительными навесами, кольца, канаты, турники. Начинали до пяти моделей.

Сейчас ассортимент, конечно же, намного шире – до полутысячи. Начинали с домашней линейки – детские лестницы, турнички всевозможные. Потом пошла профессиональная линейка для спортивных залов. Сейчас – детские игровые комплексы, уличные тренажеры… И ассортимент с каждым годом расширяется.

То, что в Чернигове сейчас можно увидеть возле школ, в разных микрорайонах, – это наше. Не всё, конечно, но много наших товаров.

Также делаем домашние тренажеры, тренажеры для профессиональных спортивных залов. Линейки постоянно поддерживаются и расширяются – какая-то интенсивнее, какая-то меньше.

Одно из наших преимуществ в том, что мы беремся за любые заказы. Даже за реализацию тех идей, с которыми к нам приходят покупатели. Например, родители хотят для дочерей гимнастический комплекс на улице. Берем пробуем. Цвета, формы. Дети бывают разные, и каждому нужно что-то свое.

Также тесно сотрудничаем с медиками. Не лечим, а помогаем реабилитологам воплотить их идеи в оборудовании.



– Этот рынок на сегодня в Украине заполнен?

– Раньше было легче. Когда мы начинали – ниша была свободной, а сегодня много производителей. Конкуренция очень большая. Это сказывается положительно на качестве, идет развитие.

Китайцы «шпионят» с фотоаппаратами и рулетками

 – В процессе развития остальные учредители ушли, а вы остались, и фактически, кроме сбыта, пришлось отвечать за все направления, брать всю власть и ответственность. Как учились этому?

– Курсов и тренингов не было. Скорее, учился через набивание собственных шишек. Ну, и тесно сотрудничали с Черниговской торгово-промышленной палатой. Они много в чем помогали. Мы давно общаемся, работаем. Еще даже до того, как я начал собственный бизнес. Их семинары – тот источник, откуда всегда можно черпать информацию.

И конечно же, выставки. Каждый год. И не одна, а много. И не только украинские, но и международные. Германия, в частности, очень много приносит. Они впереди в плане развития технологий в том числе. Украинские выставки – более слабые в этой индустрии.

Когда выставляемся у нас – это обратная связь. Когда едем в Европу – это прежде всего для того, чтобы научиться, увидеть новые перспективные направления.



– Вы подсматриваете чужие идеи на таких выставках?

– Да. Это нормально.

– А как же авторские права?

– У нас конфликтов не было, а у других, знаю, даже до суда доходило. Дело в том, что у нас часто люди разрабатывают новое направление, но не доводят его до конца. Не так, как в Европе, где довели всё до ума, а потом выводят линейку на рынок, и уже с патентом. Все происходит несколько иначе, это ведь не чертежи «сдираются», а общие идеи. Просто посмотрел – где-то что-то интересное увидел, сфотографировал или описал, и конструктор что-то такое же нарисует. Не один в один, а похожее. Все же адаптируется к местному производству.

– То есть это не промышленный шпионаж?

– Нет, конечно. Но в Европе часто можно увидеть китайских «шпионов». С фотоаппаратами, рулетками. Прямо на стендах замеряют всё, записывают. И на следующий год привозят уже готовое изделие. А если ты не сработал, то год, грубо говоря, потерял.

– Ваши разработки замеряли?

– Мы не выставляемся в Европе. А в Украине все проще.



Вывозили из России оборудование

 – Кто ваши покупатели?

– Чернигов, область, вся Украина и Европа. По Украине больше продаем серийные модели. По Европе – часто под заказчика. Есть дилеры, которые могут предложить нам свои идеи, чтобы потом реализовывать готовый товар за границей.

– В Европе такого не могут сделать или дело в цене?

– У них намного дороже. Мы продаем в первую очередь тем, кого интересует цена. Мы к импорту не сразу пришли. Начали заниматься лет пять назад, еще до того, как упростились процедурные моменты. Еще были визы и вот это всё… Тогда начали изучать возможности. У торгово-промышленной палаты есть даже такая услуга – «проработка» какой-то конкретной страны. Это выглядит следующим образом: заключается контракт, исполнитель получает техзадание, изучает рынок, потенциальных клиентов, конкурентов, а потом вместе с заказчиком объезжает потенциальных клиентов. Это удобно.

– И с какой страны вы начинали?

– Для нас проработали Польшу. А сегодня спортивное оборудование от Brustyle можно купить еще и в Испании, Швеции, Германии, Латвии, Литве, Беларуси.

– Россия до войны была в списке?

– Мы только начали туда выходить, открыли представительство, завезли оборудование, но пришлось вывозить, потому что не могли торговать. Были небольшие продажи, так что по нам не сильно ударило прекращение продаж.

– Открытие границ с Европой помогло?

– Тут есть свои плюсы и минусы. Минусы в том, что границы открыли – люди уехали. Я несколько специалистов потерял, которые уехали.

– Кадровая проблема актуальна для предприятия?

– Есть такое. Очень актуально. Мы постоянно ищем людей – не хватает токарей, фрезеровщиков. Вижу, что это специальности, которые вырождаются.

– Почему? Там невысокие зарплаты?

– Наоборот. У них очень достойные зарплаты. Они зарабатывают больше, чем менеджеры. Но сталкиваемся с тем, что молодежь пока не хочет работать руками. Приходило немало молодых людей после училища. Да, он токарь, да он становится у станка… Но желания нет. Хотя сегодня из 120 человек, которые работают на всех направлениях, молодежи все равно больше.

– В Брусилове у вас и офис, и производство, и склады. Для села это градообразующее предприятие?

– В какой-то степени. У нас достаточно много местных работает. Но в Брусилове есть еще фермерское хозяйство и производство палочек. Село в целом активно развивается. К тому же мы все-таки близко к городу, а люди сегодня мобильные – могут быстро добраться. У нас много кто ездит на работу из Чернигова. Была проблема несколько лет назад. Никто в село не хочет ехать, и мы не могли пригласить нужных людей. В итоге – купили автобус, который утром привозит людей из Чернигова, вечером же отвозит.

– Но ведь «выйти в город» в рабочий день больше вариантов в Чернигове, а не в Брусилове. Вашим сотрудникам это не мешает?

– Для менеджеров у нас нет такого, чтобы они по звонку вышли и зашли. А для производства: если пришел на работу, должен ее выполнить. Сделал – свободен. Считаю, это нормально.



Чернигов не гонится за дешевизной. На первом месте – качество

 – У компании спортивное направление. Как у вас лично и у сотрудников отношения со спортом?

– Одно время мы содержали футбольную команду. Даже две. Была команда менеджеров и рабочих. Пару сезонов играли. Потом что-то засбоило. Я не спортсмен, не болельщик, но мне нравится работать на развитие спорта.

– Как отдыхаете?

– Мне важно переключиться. Лучше всего – на физический труд. Нравится дома повозиться с чем-то, мелкий ремонт какой-то. На самом деле времени свободного очень мало, чтобы посвящать его какому-то хобби.

– На что не хватает времени в первую очередь? Куда бы потратили лишние, например, три часа.

– На общение с детьми. Дочь и зять сейчас заканчивают обучение в Польше. Я там часто бываю, потому что у компании там представительство, но хотелось бы больше.

– Вы их к семейному бизнесу привлекаете?

– Они пока могут мало работать, их надо учить. Но потихоньку начинают продавать. Вот закончится практика – буду активнее привлекать. Семейный бизнес? Вынашиваю такие планы. Говорю им: «Вы отучились в Польше, но должны понимать, что вы там никто. А здесь у вас есть производство в Украине, которое позволяет зарабатывать. Давайте присоединяйтесь». У них экономическое образование, так что рассчитываю, что все сложится.

– Ваши родители навязывали вам свои идеи?

– Меня сильно поддержала мама, когда я решил начинать бизнес. Не финансово, а морально: давай занимайся. А планов на то, кем я буду, не было. Я ведь тоже не навязываю. Хочется дать детям не материальные блага, а направление, возможность, чтобы они дальше двигались. Потому что, если дать блага, они просто их скушают, и всё.

– Вы упомянули, что Брусилов развивается. А развитие Чернигова как оцените?

– Мне нравится. Очень положительное отношение к тому, как город меняется. Всё комфортно, дороги есть… развитие хорошо видно. Мы не один год делаем проекты с городом. У нас есть городские заказы через застройщиков, подрядчиков. И я вижу, что люди не гонятся за дешевизной, не хватаются за первое попавшееся предложение. Хотят качественное изделие: чтобы смотрелось красиво, чтобы простояло долго, требуют серьезные гарантии.

– Какими объектами можете в Чернигове похвастаться?

– Из свежего – стадион «Юность». Там наши тренажеры, ограждение. Еще новый детский сад на Масанах – частично мы делали оборудование. Если из того, что раньше делали, – тренажеры в Горсаду. Надеемся, что город будет всё так же развиваться – и мы сможем этому поспособствовать.

Источник: 0462.ua